Биография


АВТОБИОГРАФИЯ

ТАРАСКИНА Алексея Васильевича

бывшего сотрудника ГУИТУ МВД СССР- полковника в/с, участника ВОВ


Совет Ветеранов Главного Управления исполнения наказаний Минюста Р.Ф. - бывшего Главного Управления исправительно- трудовых учреждений МВД СССР в июне с.г. обратился ко мне с предложением написать автобиографию с отражением в ней участия в боевых действиях на фронтах ВОВ для создания стендов воспитательного характера для сотрудников Главка.

Моя биография и сведения о фронтовых наградах имеются в личном деле. Тем не менее, в этом предложении был смысл проведения анализа прожитой жизни, рационального взгляда на существующую действительность для понимания круговерти нашей истории.

Ныне здравствующим участникам ВОВ не случайно выпала честь жить на стыке астрономических эпох. Им суждено было принять эстафету выживания прошлых поколений, вынести совокупные муки и страдания, и продолжать подвергаться различным унижениям и издевательствам над собою. Накопив богатый опыт и практику жизни, они преобразовали свое сознание в кладезь мудрости с крупицами драгоценных знаний, которые могут проложить тропинки к всеобщему благополучию.

Меня жизнь, как бы специально бросала в эпицентры событий, где зарождались первые гнойники зловонного разложения страны.

Каждый третий год очередного десятилетия выступал особым годом. Он, иногда, поднимал меня на гребень бушующей волны жизни и с жестокостью бросал в трясину человеческой мерзости.

Почти всю свою сознательную жизнь я отдал органам внутренних дел СССР - был верен своему служебному долгу, честно и добросовестно относился к порученному делу. Но последний период моей трудовой деятельности в органах внутренних дел - в ГУИТУ МВД СССР с 1968 по 1976 год был самым тяжким периодом морального унижения, с раздавленным человеческим достоинством. Я работал, жил в ожидании очередного возмездия за активные позитивные результаты своей работы. Несмотря на многочисленные благодарности, поощрения, награды я был уволен из органов МВД досрочно на урезанную пенсию.

Итак, я родился под вещими цифрами своего зодиального знака 1,2,3,3,7=16, т.е. в прошлом столетии, второго десятилетия, третьего года, третьего месяца, седьмого дня в г. Кашире Московской области в семье потомственных революционеров.

Дед - Тит по линии отца принимал активное участие в революционной движении после революции 1905 года.

Отец Василий - а годы социалистической революции был комиссаром хозяйства ВЧК Каширы. После революции 1917 года деды по линии родителей работали лесорубами, рубили дома, гоняли плоты по Оке. Отец работал машинистом депо Кашира. Мать Елизавета - домохозяйка.

Детство прошло под внимательным и заботливым отношением родителей, революционеров, учителей школ.

В 1940 году я поступил в Подольский аэроклуб, который закончил в октябре военного года. Нас курсантов - каширян отпустили на неделю по домам. Но, приехав в Каширу, немецкие воинские подразделения уже оказались на ее окраине. Мужское население срочно выводилось из зоны предполагаемой оккупациии. 4 ноября мы покинули Каширу. К новому 1942 году прибыли в г Канаш Чувашская АССР. Там я прошел трех месячную подготовку на минометчика и в апреле этого года в составе маршевой роты был направлен на калининский фронт, где принимал участие, как минометчик 82 мм миномета при освобождении Торжка и Селижарова. В июне этого года, как пилот запаса был направлен в 814 истребительный авиационный полк, преобразованный в 106 Гвардейский истребительный авиаполк, в составе которого прошел весь его боевой путь от Москвы, Волги, Дона до Берлина и Праги.

В марте 1943 года я был назначен освобожденным комсоргом полка. Помимо комсомольской работы я летал на У-2 на места вынужденных посадок летчиков полка, в штабы наземных войск и по другим заданиям командования полка.

В ноябре 1944 года в Польше в г.Красник, в тесном кругу технического состава, мы отмечали годовщину Октябрьской революции, и я с резкой критикой выступил в адрес Сталина за провалы в первые годы войны.18 ноября этого года на меня было совершено покушение. Двое пьяных солдат из БАО (Батальона аэродромного обслуживания) поздно вечером, ворвались в нашу квартиру, где я оказался один. В завязавшейся схватке мы обменялись выстрелам. Утром один из них оказался убитым. Я свою пулю из пистолета "Наган" достал из чердачного перекрытия. Солдат был убит пулей из пистолета ТТ, предназначенной мне. Позже мне стало известно, что эту авантюру организовал начальник СМЕРШ полка. От меня не было взято даже объяснения по данному случаю. Я понял, что моей политической карьере пришел конец. Настоял на сложении с себя обязанностей комсорга и в качестве моториста продолжал служить в этом полку.

Стрессовое состояние резко отразилось на здоровье. День Победы встретил обессиленный, в июле этого года открылось горловое кровотечение. Два года пришлось пребывать в госпиталях с диагнозом двухсторонний десиминированный туберкулез легких

В 1947 году демобилизован из армии, как ограниченно годный к военной службе. Мать поддержала народными средствами состояние здоровья, и я в 1948 году поступил в Московский юридический институт, который закончил в марте 1953 года

Получив назначение на работу в Центральный аппарат Прокуратуры СССР, я был назначен на должность консультанта кодификационно-справочного отдела. Мне было поручено вести контрольные экземпляры всех законодательных актов, включая законодательные акты для служебного пользования и секретные

Я был обязан вносить в них все дополнения, изменения и другие преобразования, вытекающие из последующих законодательных актов. Тут я столкнулся с настоящей правотворческой чехардой. Формальные требования к законам почти не соблюдалось. Изменения, дополнения, разноречивые отмены часто искажали всякое существо законодательного акта, и его на практике применять было невозможно. Я изнурял себя изучением всей кодификационной литературы во всех центральных библиотеках города. Для лучшего понимания степени воздействия законодательного акта на регулируемые им общественные отношения я разработал дополнительные классификаторы судебной практики и прессы. Эти новшества особенно помогали практическим работникам в правильности применения правовых норм. Ученые, юристы-практики стали постоянно посещать отдел. Эти новшества одобрял Д.С. Карев - доктор юридических наук, начальник аналогичного отдела Минюста СССР. Особенно любил копаться со мною во всем законодательном мусоре Л Н Смирнов - главный обвинитель Хабаровского процесса, последний министр юстиции СССР.

В 1956 году Прокуратуру Союза ССР посещает Никита Соломонович Перламуттер-Хрущев. Учитывая его страсть к сельскому хозяйству, руководящие работники Прокуратуры предлагают ему издать Сборник законодательных актов по сельскому хозяйству. Получив его согласие, эта работа поручается нашему отделу. На меня возлагается ответственность следить за тем, чтобы в справочнике устранялись появляющиеся противоречия, неясности и другие недостатки. Однако даже в гранках подготовленного первого тома справочника было столько неточностей и извращений, что весь сборник терял всякий смысл его издания. Отказавшись подписать готовность первого тома, я вызвал гнев составителей, заинтересованных в праве авторства

При издании второго тома я выступил на общем собрании Прокуратуры о невозможности тиражирования справочника. При подготовке третьего тома я обратился с аналогичным письмом в ЦК КПСС, но вместо ответа было принято решение перевести меня следователем в районную прокуратуру для приобретения надлежащего опыта.

Указанный справочник тиражирован не был. В 1960 году Хрущев Н.С. приступил к осуществлению правовой реформы по упорядочению системы действующего законодательства в результате чего возникло мутантное право- худший вариант правового беспредела.

Я в основном работал в ОБХСС УВД Московской области. Светлую память о руководстве и работниках этого коллектива я храню свято. В этом коллективе у меня проявился профессионализм к разоблачению расхитителей и других паразитирующих элементов. Будучи назначенным начальником ОБХСС Балашихинского района мне снова пришлось ощутить горечь своего поражения. За каких то два года работы мы буквально перетрясли государственную, кооперативную торговлю, местную промышленность. Первый Секретарь ГК КПСС Баланин А.Я. неоднократно вызывал меня на ковер и грозил взыскать с меня средства за недополучения планов по товарообороту. Когда были получены доказательства о взяточничестве прокурора района Дементьева В.Ф. - родного брата Дементьевой Г.Ф. второго секретаря МГК КПСС, изобличен матерый расхититель Кузьменко - начальник УВД Московской области, Васильев С.А. волевым решением взял меня в аппарат ОБХСС области и запретил появляться в районе.

При новом Генсеке у меня появились материалы о крупных хищениях в системе Ульяновского Подольского РПС. В ходе дальнейшей работы над ними было установлено, что главным организатором хищений выступает первый секретарь Подольского ГК КПСС Папутин В.С. В изысканных местностях района и области он организовывал проведение увеселительных мероприятий для самых высших должностных лиц партии и государства с исключительным застольем и необыкновенными презентациями иностранных товаров повышенного спроса.

Закрытие рядов магазинов сельпо вызвало настоящий взрыв. По результатам колоссальной недостачи даже не стали возбуждать уголовное дело. Весь гнев обрушили на нас работников ОБХСС. Папутина В.С. перевели в областной аппарат. Меня в область допускать не стали. Длительное время я находился без дела. Для меня специально создали группу по разоблачению валютчиков по г.Москве. Разоблачение крупной и опасной группы валютчиков, уголовное дело которого было передано для дальнейшего расследования в КГБ. Приказом Министра Щелокова Н.А. я был награжден именными часами. Это уголовное дело оказалось трамплином для перехода в ГУИТУ МВД СССР. В спецотделе мне было поручено исполнение Указа о направлении условно-освобожденных из мест лишения свободы на строительство объектов народного хозяйства. Тут меня постигла новость, что первым Заместителем Министра внутренних дел СССР назначен Папутин В.С. Мы друг друга не разу не видели, но наши фамилии звенели в ушах постоянно. Я вел себя тише воды, ниже травы. Будучи в командировке в Сургуте я позволил рассказать анекдот о толстом животе начальника ОВД Сургута Хорошилове. Громкий хохот перешел в ругань, и я упрекнул представителей строительных министерств и ведомств, что продавать землю и ее продукты могут только бандитствующие формирования, взявшие в руки полноту политической власти. Слух об этом дошел до Папутина. Он дал команду нашу работу, совсем необоснованно, передать административной службе. Меня вывели за штат и даже не разрешили дослужить до Московской Олимпиады-80.

Работая на должности юрисконсульта Московского объединения МОЛОКО, меня коробило от того, что арбитрам необходимо преподносить производственные презенты для выигрыша спора. Так же удивляло и то, что высокопоставленным чиновникам по специальным рецептам персонально готовят продукты питания.

Работая на должности начальника охраны ВНИИАЛМАЗА, я выражал свое недовольство наличием специального цеха в котором из драгоценных камней делались различные сувениры для высокопоставленных чиновников.

Будучи избранным ученым секретарем военно-истороического общество Музея Вооруженных Сил СССР в лице Волкогонова Д.С. я встретил ярого ненавистника Великой Победы в ВОВ, пренебрежение к достойной популяризации военноначальников, организатора введениея в практику армейской жизни дедовщины. Под его руководством осуществлялась открытая травля великого полководца Жукова Г.К. Основным орудием травли выступала его внебрачная дочь Жукова Маргарита. Уличенная в искажении и извращении фактов о маршале в безнравственном, аморальном поведении она была исключена единогласно из членов военно-исторического общества. За что в 1983 году нас исключили из этого общества.

Я внимательно следил за работой XXVII съезда КПСС. Сравнивая принятую съездом третью программу КПСС дополненную с третей прошлой программой установил разницу только в том ,что из последней программы партии были выброшены только коммунистическая мораль и моральный кодекс. Таким образом, из программы партии была выброшена сущность социальных преобразований. Я много стал писать статей, сотрудничал со многими видными учеными. Выступил учредителем газеты Советский Союз и в настоящее время прилагаю силы ради спасения не только России, но и земной цивилизации и планеты Земля от нависшей над нею угрозы реальной гибели. Передал свои материалы в Академию Нового Мышления, откуда получил уведомление о предоставлении мне возможности высказать свои соображения о переводе общественного сознания людей на сознание Космическое.

Считаю, что моя биография должна выступить формой обращения ко всем участникам ВОВ слабым физически, но сильным духовно отстоять систему духовности чуткого, внимательного, заботливого отношения ко всем видам живых организмов и прежде всего к самому величественному созданию к Человеку во всем планетарном масштабе.


Алексей Васильевич Тараскин

127434 Москва, ул.Дубки, д.4-а, кв. 62

тел. (095) 977-95-97 август 2002 год